Шри Чинмой

Единство восточного сердца и западного ума

МОЛИТВА

Университет Миссури, Канзас Сити, Миссури, США
Хааг холл
5 марта 1974

Я молюсь. Я молюсь, чтобы стать совершенным инструментом Бога. Я молюсь Богу, чтобы Он освободил меня от моего маленького «я» и сделал меня большим «Я», вселенским «Я». Маленькое «я» говорит мне, что? оно может сделать для меня. Оно говорит, что может уничтожить мир или поместить весь мир к моим ногам. Вселенское «Я» говорит мне, что я — сама любовь к Богу Творцу и к Богу Творению.

Я молюсь. Я молюсь Богу, чтобы Он действовал через меня и ради меня. Когда я действую ради себя, я создаю постоянные проблемы, бесчисленные проблемы. Но когда во мне и через меня действует Бог, все становится достижением, исполняющим достижением.

Я молюсь Богу, чтобы Он выбирал за меня. Когда выбираю я — сознательно или неосознанно, я выбираю желание. Затем приходит время, когда я сознательно лелею желание, несовершенство, ограниченность и зависимость. Я сознательно хочу оставаться в конечном и нежиться в удовольствиях невежества. Но когда за меня выбирает Бог, Он выбирает устремление, внутренний зов. Это восходящее внутреннее пламя поднимает меня высоко, еще выше, в высшее и затем низводит меня, чтобы предложить мое осознание-плод устремленному человечеству. Когда за меня выбирает Бог, Он выбирает Бесконечность, Вечность и Бессмертие. Бесконечность, Вечность и Бессмертие — лишь пустые слова для тех, кто не устремляется. Но для тех, кто устремляется, — это живые реальности в самом сердце устремления искателя.

Я молю Бога сделать меня единым со страдающим человечеством. Я молю Бога сделать меня единым с устремленным человечеством. Я молю Бога сделать меня единым с просветленным человечеством.

Я молю Бога сделать меня единым со страдающим человечеством, потому что физическое во мне наконец видит истину: нет конца страданиям в непросветленном физическом сознании. Когда я расширяю свое физическое сознание, я разделяю бремя страдающей земли и таким образом облегчаю его.

Однако страдающее человечество не хочет вечно оставаться в своем плачевном состоянии, и оно начинает устремляться. Когда оно устремляется, у меня появляется свободный доступ к его устремлению, ибо когда я расширяю свое физическое сознание, я становлюсь единым с устремленным человечеством. Затем, когда благодаря устремлению страдания закончились, когда человечество летит на крыльях устремления, оно входит в мир просветленного человечества. Именно здесь, став неотъемлемой частью просветленного человечества, мы открываем смысл жизни.

Когда я молюсь, я беседую с Богом. Я говорю Богу, что нуждаюсь в Нем. Бог говорит мне: «Сын Мой, Я нужен тебе сейчас. Но ты нужен Мне всегда. Ты нужен Мне сейчас, и ты будешь нужен Мне всегда». Затем Бог спрашивает: «Сын, почему Я нужен тебе?» Я отвечаю: «Отец, Ты нужен мне, потому что с Тобой я в безопасности, с Тобой я счастлив, а без Тебя я чувствую себя ненадежно, без Тебя я несчастлив». Бог говорит: «Сын, ты был нужен Мне, чтобы стать Моей Лодкой-Мечтой. Ты нужен Мне, чтобы стать Моей вечно струящейся Рекой-Жизнью. Ты будешь нужен Мне, чтобы стать Золотым Берегом Моего вечно превосходящего Запредельного».

Когда я молюсь громко, моя молитва неодухотворенная и мне не слышно слабого голоса Бога. Но когда я молюсь в безмолвии, когда я молюсь одухотворенно, я слышу могущественный Голос Бога ясно и многозначительно. Когда я молюсь Богу из страха, моя боязливая молитва не достигает Двери Бога. Но когда я молюсь Богу с любовью, моя молитва достигает самого Сердца Бога. И моя любящая молитва помещает меня к самим Стопам Бога, моему вечному Приюту.

Моя молитва — это магнит, а Забота Бога — другой магнит. Когда я молюсь, моя молитва-магнит достигает Высшего и притягивает Бога вниз, в само дыхание моего земного сознания. В это время Бог дарит мне то, чем Он вечно является, — Улыбку Бессмертия. А когда магнит Заботы Бога притягивает меня вверх, я даю Ему то, чем я всегда был, — внутренний зов, внутренний зов тысячелетий.

Когда я достигаю Высшего силой своей молитвы, Бог делает меня Реальностью Своей исполняющей Мечты. Когда Бог спускается и питает мое сердце силой Своего безоговорочного Сострадания, Он делает меня Реальностью Своей исполненной Мечты. Именно взаимная самоотдача делает нас неразделимо едиными. Своей молитвой я предлагаю Богу все, что у меня есть и чем я являюсь, — невежество. А Своим Состраданием Бог дарит мне то, что есть у Него и чем является Он, — Покой, Свет и вечно струящееся Блаженство Божественности.

В западном мире мы пользуемся молитвой как посредником для достижения Высшего. В восточном мире, особенно в Индии, мы используем в качестве посредника медитацию. Оба посредника первостепенно важны, оба являются ценными в равной степени. Молитва и медитация приведут к одинаковому результату, если они одухотворенные. Но нам нужно знать, что происходит на самом деле, когда мы молимся, и что происходит, когда мы медитируем, даже если результат одинаковый. Когда мы молимся, мы чувствуем, что Бог слушает, а мы говорим. Мы взываем изнутри, а Бог прислушивается к нашему зову и утешает нас. Наша молитва — беседа с Богом. Но когда мы медитируем, мы опустошаем свой ум, очищаем свое сердце и становимся самой восприимчивостью. В это время Бог-Гость, вечный Гость, входит в нас и садится на трон наших сердец. Когда это происходит, Бог говорит, а мы слушаем. В этом случае беседа всегда совершенна. В молитве мы говорим, а Бог слушает, а в медитации Бог говорит, а мы слушаем. Давайте молиться, Бог непременно услышит наши молитвы, наш внутренний зов. Давайте медитировать, мы непременно услышим Голос Бога, Его внутренний Голос.

Молитва говорит нам, что мы — для Бога, для Него Одного. Медитация говорит нам, что мы — от Бога, от Него Одного. Именно благодаря силе медитации, медитации души, душа пришла вниз в физический мир. И теперь душа возвращается к своей собственной Трансцендентальной Высоте благодаря своей молитве. Душа становится единой со связанной землей молитвой, и эта связанная землей молитва в конце концов превращается в Небесно-свободное осознание.

Давайте молиться, Бог слушает нас. Давайте медитировать, мы услышим Голос Бога. Когда мы молимся, Бог становится нашим Возлюбленным Всевышним, а мы — Его вечными Любящими. Когда мы медитируем, мы становимся Возлюбленными Бога, а Он — нашим Божественным Всевышним Любящим.